anna_egorova: (nurse)
Одна из важных причин, почему я не решилась становиться доктором - это не только офигительно удобный график медсестры и возможность проводить гораздо больше времени с пациентами.

Это еще и потому что я не хотела учиться еще десять лет за партой, хаха :) А еще я слишком плохо для доктора разбираюсь в фармакологии, лекарствах, взаимодействиях их друг с другом. Самый неприятный класс даже в медсестринской школе для меня был основы фармакологии.

Сейчас прохожу курс повышения квалификации, специализирующийся на химиотерапии в таблетках. Я уже опупела пытаться понять про эти цитохромные пути и прочие фармакодинамические взаимодействия, вся эта биохимия, мама дорогая!

Но там это дано просто так, для справки. Нам это знать на таком уровне необязательно, главное - уметь объяснить простым языком пациенту, как принимать то или иное лекарство, что можно и что нельзя, какие ограничения и побочные эффекты. И для этого там такая есть табличка-шпаргалка для медсестер. Там все очень просто и понятно :)

А как доктору мне бы надо было это все понимать на высшем уровне, так сказать. Да еще их и назначать и нести за это ответственность.
Уж буду честна со своим мозгом - он уже на такое не способен.
anna_egorova: (anna-baby)
После того обследования, которого я так боялась, мне пришли счета. От больницы, в которой я сама же и работаю, на 150 долларов. От лаборатории на 200 долларов. И от анестезиолога на 500 долларов. Это все ПОСЛЕ переговоров со страховой компанией. Гастроэнтеролог оказался честным человеком и зная, что я медсестра в его же больнице (мы хорошо знакомы), ничего не взял.
И это у меня хорошая медицинская страховка! И это одно паршивое обследование! Не лечение там какое-то в больнице в течение двух недель и не операция!

Теперь сижу и, как просительница, пишу анестезиологу письмо, мол, чувак, не мог бы ли ты мне сделать поблажку, вместе же работаем. И чувствую себя нищей побирушкой.

У меня, к счастью, хотя бы есть такие деньги, и если у анестезиолога совесть не проснется, я ему заплачу эти 500 долларов, чтоб ему хорошо спалось и он никогда никому не ввел неправильный раствор. А ведь точно такой же счет придет и нашей уборщице, которая получает в три раза меньше меня и у которой даже машины нет. И ей придется идти и просить благотворительной помощи у той же больницы. Это если она догадается, а если не догадается, то будет выплачивать несколько месяцев.

А один из моих пациентов, алкоголик, на днях выписался из больницы вообще без разрешения врача. Это значит, что его страховка ничего ему не оплатит из лечения. Все расходы лягут на плечи больницы. А значит, на чьи? На мои, конечно же.

Так и так получается, что за безработных и бедных мы платим, кто чуть больше зарабатывает. Только если бедные защищены государственными бесплатными страховками в случае чего, то мы, средний класс, если вдруг заболеем и потеряем работу, пока не разоримся и не потеряем все, что имеем, никак не защищены.

Не понимаю, как можно хвалить такую медицинскую систему. Я бы лучше платила больше налогов за тех же алкоголиков, но знала бы, что если я останусь без работы, меня все равно будут лечить и я не разорюсь на этом лечении и не останусь на улице.

Медицина прекрасная, система отвратительная. И людей, которые честно трудятся, раздавит как нечего делать.
anna_egorova: (nurse)
Перед прохождением компьютерной томографии брюшной полости пациентов обычно заставляют выпить так называемый контраст - вещество, позволяющее лучше видеть на снимке органы этой самой полости. Если кто не знает, контраст - это такая редкостная гадость вкуса подслащенного мела, от которой многих тошнит, а у подавляющего большинства еще и понос случается, извините за подробности. Короче, радости мало его пить. Как-то когда я побывала в приемном с подозрением на аппендицит и разрыв яичника одновременно, мне тоже пришлось вкусить, так что я по себе знаю.

Вчера своему давнему пациенту (он у нас бывает частенько) вместо обеда приношу этот контраст, объясняю все возможные последствия... и говорю, вам час на употребление.
Прихожу через час - он на меня смотрит так грозно. Я ему невинно говорю, ну как, мол, удачно? Ага, говорит, и показывает на пустые бутылки. И прибавляет - И У НИХ ЕЩЕ ХВАТАЕТ НАГЛОСТИ НАЗЫВАТЬ ЭТО КРЕМОВЫМ ВАНИЛЬНЫМ КОКТЕЙЛЕМ!!!
Смотрю на бутылку - и в самом деле, название "Контраст-медиа "Кремовый ванильный коктейль".

А еще говорят, у омереканчегов нет чувства юмора :)
anna_egorova: (anna-baby)
Знакомая тут, в США, родила сегодня близнецов (!), однояйцевых (!!), естественные роды (!!!).

Факт, достойный внимания, ибо для США естественным способом родить близнецов - это, можно сказать, редкое явление.
Потому что технический прогресс вкупе с человеческим фактором добивает и даже чтобы нормально родить одного ребенка, порой нужно проявлять редкую настойчивость.
anna_egorova: (nurse)
Нам вчера привезли пациентку, молодую женщину, у которой случилась инфекция после операции на позвоночнике (а операция в результате повреждения позвоночника в аварии). Можете себе представить, как это больно.

Когда ее вкатили в коридор, стало понятно, что дело плохо. Она орала так, что это было просто страшно. Когда мы ее везли на томографию, то крик ее на первом этаже было слышно с четвертого.
Самые опытные медсестры отделения говорили, что такого не слышали. У нас-то онкологические больные в основном. Боль у них часто хроническая, и терпят они ее без крика. 
А тут человек кричал так, как будто ему отрезают ногу наживую. Наверное, сестры приемного отделения ничуть не удивились бы. Но мы уже привыкли к терпеливому страданию и отвыкли от громкого. Наверное, мы получили примерное представление о том, как кричат раненые на войне.

Лошадиные дозы обезболивающих и седативных не принесли никакого эффекта. Я вообще такого не видела, чтобы на человека не действовали обезболивающие в ТАКИХ количествах. К тому же от боли она все время крутилась, вырывала внутривенные катетеры, и нам приходилось ставить их снова, держа ее вчетвером, чтобы капать антибиотики. Потом еще пришлось мочевой катетер ставить... Удивляюсь, как я от нее в глаз не получила. Не со зла, а просто от боли она плохо соображала и размахивала руками, пытаясь от нас отбиться, потому что не могла лежать на спине, а мы ее держали.

К вечеру мы, признаться, все обалдели и отупели от крика настолько, что мечтали только о берушах об окончании смены.
Другие пациенты и родственники тоже обалдели, попритихли и вообще ничего не просили, а только выглядывали из палат, наблюдая, как мы носимся с выпученными глазами и шприцами туда-сюда. Даже особенно требовательные больные ничего не требовали. Я вообще себя чувствовала как медсестра реанимации - все внимание забирал один пациент, остальных я практически не видела, мне помогали с ними коллеги по цеху.

С пациенткой постоянно был ее муж. Он очень хотел помочь и как-то ее успокоить. Но не знал, как, и тоже уже совсем обалдел. Мы его просили держать жену за руку и попытаться с ней поговорить, чтобы она отвлеклась от боли. И вот он ее держал за руку и на каждый ее крик громко и надрывно орал в ответ "РАССЛАБЬСЯ, СЛЫШИШЬ, РАССЛАБЬСЯ, ТЕБЕ ГОВОРЯТ!!!"

Это было ужасно нелепо и страшно и жалко, и мы ничего поделать не могли. 
В конце-концов мы ее перевели в хирургическое отделение для эпидуральной блокады.

Взбодрились, называется, в нашей тихой онкологической жизни. Я бы точно не смогла работать в таком месте, где такие больные постоянно. Каждый свою степень децибелов выдерживает.
anna_egorova: (nurse)
Поскольку я уже почти два года работаю в отделении онкологии и гематологии и отработала уже больше двух тысяч часов, мне ненавязчиво так предложили получить сертификат по химиотерапии. Не то чтобы я очень хотела - меня "химия" интересует исключительно в качестве паллиативной меры, а вообще опасная вещь, чего связываться. Но особого выбора не было, пришлось согласиться, отсидеть два дня в классе, сдать экзамен и пройти практику по введению химиотерапии. 
К счастью, в отделении мы химию делаем редко, обычно все это амбулаторно в США организовано, а у нас только в крайних случаях - когда у человека нет страховки, чтобы лечиться амбулаторно, или химия круглосуточная (такие уже редко бывают), или какие-то серьезные осложнения были от предыдущих курсов и надо человека наблюдать в больнице. 

Сегодня получила карточку под названием "АННА ЕГОРОВА, ПОСТАВЩИК ХИМИОТЕРАПИИ И БИОТЕРАПИИ". Потому что как еще иначе перевести слово Provider? Я не придумала.

Так что новая кликуха у меня теперь - поставщик. Можете так меня и называть :) Очень надеюсь, что никому из читающих этот пост мне никогда не придется поставлять химиотерапию в буквальном смысле.
anna_egorova: (nurse)
Эти два дня на работе были, наверное, одними из самых тяжелых и мучительных в моей карьере. 

И кончилось все тоже плохо. У самого молодого пациента (всего 40 лет, дети мелкие, мы его знаем уже несколько лет, постоянно у нас лечился) с иммунной тромбоцитопенией случилось обширное кровоизлияние в мозг. Прямо к окончанию второй смены. Прямо когда его пришли навещать родственники. За час до этого он еще ходил и разговаривал, а через час превратился в овощ.

А я уже по опыту знаю, что в таких случаях чудес не бывает. С двумя тромбоцитами кровоизлияние в мозг пережить практически нереально.

Эх. 
Так тоскливо, еле получается делать обычные домашние дела.
Не понимаю, как можно к этому привыкнуть.
anna_egorova: (nurse)
Есть пациенты, которые разрывают мне душу. 

Вот сейчас у нас такой есть. Р. у нас с июня. Попал в больницу с приступом панкреатита. Всего лишь панкреатит, ёлки-палки!! До этого приступа Р. вообще ничем не болел, был молодой мужчина в расцвете сил. Не пил, не курил, разве что кока-колой злоупотреблял.

Невероятно, но даже среди своих раковых больных я не видела еще человека, который бы ТАК страдал. Панкреатит оказался некротизирующим, пришлось сделать операцию, после операции образовались осложнения, фистулы, спайки, абсцессы, чего только не. С момента поступления в больницу Р. перенес четыре или пять операций по устранению осложнений. Он многократно был в палате интенсивной терапии, дважды был в коме, пару раз умирал в буквальном смысле, но его реанимировали и возвращали с того света. Он был в критическом состоянии несчетное количество раз. Список осложнений включает все возможные от кровотечения до сепсического шока, и мы давно перестали цитировать этот список, когда сдаем смену, потому что он почти бесконечен.

Из-за незаживающих швов у Р. стоит две машины Wound Vac, четыре дренажа, колостома, мочевой катетер, трубка для декомпрессии, гастростома для кормления и трахеостома. В нашей сельской больничке мало кто видел столько трубок в человеке одновременно. Р. получает энтеральное и парентеральное питание. У него страшные боли. Он уже три месяца не может не то что вставать, но даже поворачиваться в постели.

Р. никто не навещает, кроме очень доброй и очень несчастной мамы. Больше у него никого нет. У него, судя по всему, с детства то ли отставание в развитии в легкой форме, то ли психическое заболевание - среди непрекращающегося кошмара его физического состояния это мало кого волнует. До попадания в больницу Р. работал в магазине кассиром.

Но Р. обрел семью в больнице. К нему ходит навещать персонал со всех отделений, особенно Р. любят реанимационные медсестры, которые дважды возвращали к жизни его остановившееся сердце. Чтобы Р. лучше кушал, ему покупают всякие вкусности в ресторанах. Мы за него боремся так, как он за себя не может бороться. А к нам в отделение его поселили, потому что у нас самое лучшее отделение именно по уходу и врачи единогласно сочли, что только у нас он сможет восстановиться, не подцепив еще какое-нибудь осложнение.

Самое поразительное - это то, что Р., несмотря ни на что, становится лучше. Он уже может сам есть, с ним занимается физиотерапевт, многочисленные швы наконец потихоньку заживают, с осложнениями кое-как удается справиться. По крайней мере он в стабильно тяжелом состоянии.

Когда и если швы все-таки заживут, Р. предстоит еще как минимум две операции - убрать колостому, сшить вместе кишечник и снять дренажи, и пластическая - по пересадке кожи на живот, т.к. там живого места не осталось. Ему предстоит многомесячный, если не многолетний, период реабилитации. Все может сорваться в любой момент. Но мы, надеюсь, все-таки выходим Р. Мы все с него постоянно берем разные обещания, которые он должен выполнить, когда выпишется из больницы, например, съездить в Италию (он туда очень мечтает).

В глубине души, если честно, я не представляю, как Р. это переживет. Он совсем сдал и целыми днями лежит и плачет. 
Мне кажется, после такого очень редкий человек может восстановиться и жить как раньше.
Всего лишь панкреатит...

Одна из медсестер правильно сказала - сейчас начинается самое сложное. Когда Р. лежал в коме, ему не надо было ничего делать. Теперь ему надо работать. Есть, делать упражнения, заново учиться двигаться, вставать и ходить, заново учиться ходить в туалет - месяцами за него это все делали трубки, механизмы и другие люди. Заново начинать жить. Все это через боль, слабость и тяжелейшую депрессию.

А ведь часто из ямы психологической вытащить человека гораздо сложнее, чем из физической. 
anna_egorova: (nurse)
А вообще меня поражает, как порой в США больные с четвертой стадией рака с метастазами куда только не, живут как ни в чем не бывало. Ну почти как ни в чем не бывало. Они постоянно лечатся, то и дело попадают в больницу с какими-то осложнениями и подвергаются разнообразным процедурам, чтобы продлить жизнь. Но они живут! 

У меня таких больных не один и не два. У них рак яичника, например, или кишечника, или легких, или лимфома. Уже с самим раком толком ничего поделать нельзя, только поддерживающая химиотерапия. Но симптоматическое лечение достигает порой невиданных результатов.

На днях у меня были аж трое больных с раком почки, яичника и кишечника. Живут вот так с метастазами уже десять лет.
У всех троих случилась непроходимость, опухоль перекрывает кишечник. Операции по удалению опухоли слишком инвазивны и не имеют смысла, только мучиться.

Всем троим поставили колостомы, коротенькая лапароскопическая операция - и пожалуйста, они выписались на второй день в совершенно удовлетворительном состоянии, могут кушать и, извиняюсь, выделять. Всех научили, как колостомами пользоваться, под одеждой их не видно совсем, запаха при правильном уходе нет, можно даже плавать. 
Одна сразу собралась в поход в горы (!!!!) У второго чувака внучка маленькая, хочет посмотреть, как растет (ему уже девяносто лет). А у третьего бизнес, продолжает работать.

Еще у меня есть пациентка, которая уже десять лет живет с раком груди 4 стадии. Ей вырезали обе груди. Потом провели кучу химиотерапий. Потом поставили колостому. Потом сделали еще химию, удалили уменьшившуюся опухоль на кишечнике и сняли колостому. Потом поставили стенты в мочеточники, потому что опухоль перекрывала мочеточники и почки могли отказать. Она прошла все возможные виды химиотерапии и теперь ждет какой-то экспериментальный протокол.
Тем временем у нее выросли два сына-футболиста, с которыми она ездит в Барселону в качестве болельщицы.

А больные раком легких, которым ставят катетеры плюракс в плевральную полость и они могут сами себе дома откачивать жидкость и контролировать симптомы, а не попадать в больницу всякий раз на забор жидкости? Такие же катетеры можно ставить в брюшинную полость для сиптоматического контроля асцита.

Все это, конечно, по нисходящей идет, и большинство больных это понимают.
Но я просто поражаюсь таким больным и чудесам современной медицинской техники. И ведь это не излечивающая медицина. Это по сути просто облегчение симптомов. Но дает людям возможность жить, заниматься любимым делом, смотреть, как растут дети и внуки.
anna_egorova: (nurse)
Это ж надо, после почти десяти лет донорской карьеры я вдруг начала бояться уколов. Нужно было сделать внутримышечный укол, я дергалась, как уж на сковородке, пока наконец его не получила. Вчера сдавала тромбоциты, так в ожидании укола в палец, чтобы взять кровь на анализ, я вся тряслась и обливалась холодным потом, а когда уже села на аппарат, пришлось отворачиваться от иглы - побоялась потерять сознание от ужаса :) 

Сама я делаю внутримышечные и подкожные уколы на работе почти ежедневно. И очень не люблю их делать. Хотя большинство пациентов к ним относятся спокойно и пофигистично. Но есть нервные. Вот я такая теперь стала. 
Хотя казалось бы?

А еще мне вчера впервые в жизни разрешили сдать двойную дозу тромбоцитов. Обычно берут одну, т.к. вес недостаточный и тромбоцитов самих тоже маловато для двойной. А вчера вдруг тромбоцитов оказалось много! И мне предложили сдать две дозы несмотря на мой бараний вес в 52 кг. Согласилась, но потом пожалела - оказывается, двойную дозу сдаешь в два раза больше времени! А с моим давлением 100/60 я сдавала вообще два с половиной часа. Выползла с аппарата совершенно обалдевшая от усталости.

А ведь когда-то и гранулоциты сдавала, нейпогенчик подкожно-дексаметазончик внутрь, три часа на аппарате, две иголки в двух руках, и ничего. А тут сдохла от каких-то тромбоцитов.
Старею, однако :)
anna_egorova: (nurse)

У нас вчера на работе неожиданно полетела компьютерная система. Во всей больничке. Обычно такие сеансы без компьютеров устраивают для профилактики в ночные смены, когда обстановка более спокойная, готовятся к ним, это как пожарная тревога. Но без подготовки такое случается очень редко.

Поначалу мы растерялись, потому что понятия не имели, что делать, мы-то дневная смена :) И первый час просто расслаблялись, потому что выдавать лекарства, проверять назначения и вообще работать без компьютера казалось невозможным. Потом пришло начальство и сказало, что есть протокол на такие случаи, есть бумажные формы, все надо заполнять на бумаге, документировать все наши действия и лекарства на бумаге и сейчас нам аптека пришлет список лекарств и вообще, нефиг бездельничать, работаем как раньше.

А что, интересно, как в прошлом веке, прикольнулись мы!

Пока не выяснилось, НАСКОЛЬКО затягивается рабочий процесс, когда все надо делать на бумаге. И насколько больше геморроя. Всем выдали по пачке бумаг, и мы с ними носились по отделению, перелистывая и путаясь. Я обнаружила, что совсем не умею заполнять формы без кучи исправлений, зачеркиваний и помарок. Потому что я в принципе уже разучилась писать по-английски ручкой, я этого не делала уже несколько месяцев :) Просто смешно.

Даже старомодные врачи из тех, кто постарше и нет-нет да и жаловались на компьютеры, ходили и ругались, мол, как же так, вообще невозможно с этими бумажками работать!

А к пяти вечера компьютеры вдруг ожили и ко всему прочему нам пришлось все, что на бумаге, переносить в компьютер. Вот облом. Я ушла домой уже в девятом часу.
Думаю, все, кто был на смене в этот день, поняли, насколько удобно все для нас устроено и насколько мы привыкли к этим удобствам, что их не замечаем и иногда даже на них ругаемся. 

anna_egorova: (Default)
Друзья, кто в курсе, помогите, пожалуйста - знакомая семья едет в Россию, везут лекарства для личного пользования, ребенку. В основном противосудорожные - мидазолам, трилептал, кеппра. Вопрос - как это все ввозить? Что нужно от врачей (письмо или рецепт и в каком виде, на каких бланках?). 
Я помню про какую-то историю, когда за провоз подобных лекарств у человека были проблемы на границе в России. Это правда или я это себе вообразила?

Такой же вопрос про наркотические обезболивающие, психотропные и прочие контролируемые вещества.
Заранее спасибо!
anna_egorova: (nurse)
У меня тяжелейшие дни на работе. Вроде бы лето, больных меньше. Но все такие чудесные. И такие тяжелые. И семьи у всех хорошие, любящие, настоящие, несчастные.
 
За последние две смены дважды отправляла больных в реанимацию, один не вернулся и я не знаю, что с ним, второй вернулся умирать у нас, еще одна пациентка пошла на операцию и тоже не вернулась, отправили в реанимацию. В таких случаях мы никогда не знаем, что произошло, пока человека снова к нам не переведут, а если этого не происходит - так и гадаешь.

Всех так жалко, что я еле сдерживаюсь каждый день, чтобы не потерять профессиональное лицо и не зареветь прилюдно. Хотя на роже у меня все равно все написано, мне даже начальник сказала. 

Хорошо, что у нас такое замечательное отделение - все помогают, никогда нет ощущения, что ты один на один. Но все равно каждый день кажется, что я больше не могу.
anna_egorova: (nurse)
В мае в США была неделя медсестер, и нам всем на работе подарили такие красивые тетрадочки для записей, так и называются "Дневник медсестры". Дневник придуман и напечатан благотворительным фондом Josie King Foundation и сделан специально чтобы помогать медсестрам бороться со стрессом на работе. Там так называемые guided writing exercises (подскажите, как лучше перевести?) На одной странице предлагается написать, почему вы выбрали профессию медсестры, на другой - оценить уровень стресса на работе, что способствует стрессу, что его облегчает, на третьей - написать о запомнившемся событии на работе или пациенте, который оставил  след в душе, на четвертой - поругаться на противного коллегу и так далее. Есть страницы и для свободного творчества :) В общем, такая нарративная терапия для медсестер.

Это просто гениальный дневник. Не то чтобы у меня есть время в нем писать в рабочее время, но 5 минут, пока обедаешь, можно найти. И этого достаточно! Приходишь в комнату отдыха вся напряженная, так что шея болит, часто раздраженная, уставшая, эмоционально перегруженная. Построчила пять минут что-нибудь типа "доктор - козел, не хочет назначать нормальное обезболивающее, такое ощущение, что я знаю больше его!" - глянь, уже и полегчало! Удается выплеснуть стресс и эмоции и как-то сразу легче становится и силы появляются на дальнейшую деятельность и усталость уже не такая. 

Между прочим, поразительно, что фонд, издающий эти дневники, создан родителями маленькой девочки Джози, которая умерла в больнице от медицинской ошибки. Вот тут об этом написано http://www.josieking.org/page.cfm?pageID=10. Они и книгу об этом написали, но я читать не хочу - я и над сайтом обревелась.

Родители создали фонд, чтобы предотвращать подобные ошибки медицинского персонала в будущем. И занимаются этим уже 10 лет, в том числе и издавая подобные дневники для медперсонала.
Поразительно, я считаю.
anna_egorova: (nurse)
В Нью-Джерси есть такой закон, что при разрешении врача смерть больного может засвидетельствовать медсестра. Как вы, наверное, знаете, обычно смерть засвидетельствует врач. Но вообще, выражаясь по-американски, понять, что кто-то умер - это не ракету построить. Это психологически нелегко, а технически элементарно.

Ну вот тут и придумали такой закон. Наверное, в других штатах тоже такой есть. Обычно засвидетельствование смерти медсетрой разрешено в случаях, когда у человека терминальное заболевание, последняя стадия и он уже близок к смерти, плюс он не является кандидатом на донорство органов, т.е. это все наши онкологические больные. То есть если человек умирает внезапно, его пытаются вернуть к жизни, или причина непонятна, то засвидетельствовать сметь обязан врач. А если очевидно, что смерть неминуема и причина очевидна, то врач может дать такое разрешение медсестре. 

Не знаю, в чем смысл этого закона - я думала, чтобы врачей меньше беспокоили? Но врачу в любом случае звонят, если его пациент умер, в любое время суток, и они обязаны перезвонить и поговорить с родственниками.

Поскольку у нас в отделении онкологии регулярно оказываются умирающие больные, мы засвидетельствуем смерть часто.
Хотя засвидетельствовать смерть - это не ракету построить, медсестры обязаны пройти соответствующий тренинг и получить сертификат. Это, однако, звучит - сертификат на право засвидетельствования смерти. Тренинг длиной в час и вообще довольно условный, но допускают к нему только медсестер, которые уже опытные свидетели смерти. 

Не могу сказать, что я очень рвусь получать такой сертификат. Быть опытным свидетелем смерти - сомнительная честь. Однако заставляют. Написали вот письмо, обязуют явиться (в выходной день) получать сертификат.
Сижу, рефлексирую на тему.
anna_egorova: (Default)
Вторая часть статьи про акушерство. Теперь про Россию - интервью с российской акушеркой, принимающей роды на дому в России.
Первая часть тут

Россия

Акушерское образование в России можно получить в медучилище, это среднее специальное образование по специальности "акушерское дело". Официально полномочия акушерки перечислены в программе обучения медицинского колледжа и подразумевают большую долю независимости, в том числе следующее:

«Лечебно-диагностическая деятельность: - лечебно-диагностическая помощь беременным, роженицам, родильницам, гинекологическим больным, по назначению врача, и совместно с врачом в отделении на приеме в женской консультации, на дому;

- медицинская помощь при неосложненных родах самостоятельно, а при патологии родов, послеродового периода с врачом акушером-гинекологом;

- оценка состояния новорожденного, первичная обработка, уход и, при необходимости, первичная реанимация новорожденных; уход за новорожденным и родильницей;

- неотложная доврачебная медицинская помощь при острых заболеваниях и несчастных случаях по профилю деятельности;

- проведение мер по сохранению репродуктивной функции женщины и планированию семьи, профилактике заболеваний;

- патронаж на дому беременных, родильниц, гинекологических больных с выполнением организационных и лечебных мер;

- профилактические осмотры женщин с целью выявления гинекологических заболеваний (совместно с врачом или самостоятельно);

- выявление физических, психических, социальных и культурных фак­торов риска для здоровья пациентки, семьи, общества с учетом условий и образа жизни пациентки.

- санитарно-гигиеническое просвещение пациенток и членов их семей по сохранению и поддержанию здоровья; обучение пациенткти, семьи и/или близких мерам профилактики заболеваний и сохранения здоровья»

В реальности независимая деятельность акушерок в России сильно ограничена. На эту тему япообщалась с акушеркой Екатериной. Екатерина решила не раскрывать своей фамилии, потому что она принимает роды на дому, а это явление в России не узаконено. Вот что Екатерина рассказала о себе и о работе акушерки в России.


ПРОДОЛЖЕНИЕ )

anna_egorova: (nurse)
Мои статьи об акушерстве в США и в России опубликовали в двух номерах журнала "Сестринское дело" - за февраль и март. Статьи основаны в основном на интервью с двумя акушерками - моей собственной акушеркой в США, с которой я рожала, и акушеркой, принимающей роды на дому в России.

Вот первая статья, про США.
Вторая часть тут

Работа сертифицированной медсестры-акушерки в США и России

Егорова А.С., медсестра в США anna.egorova@gmail.com

Ключевые слова: акушерство и гинекология, роды, ведение беременности, сертифицированная медсестра-акушерка, доула, домашние роды, акушерская модель ухода



В этом году в жизни нашей семьи случилось чудесное событие – родилась дочка Юля. Рожали мы в обычной городской американской больнице. Вела беременность и принимала роды сертифицированная медсестра-акушерка. Сопровождала роды профессиональная медсестра-доула. Единственный врач, который принимал участие в родах – анестезиолог, делавший эпидуральную анестезию. О работе медсестер-акушерок в США и чем она отличается от работы российских акушерок я хотела бы рассказать в этой статье.

Еще задолго до беременности, будучи студенткой факультета высшего медсестринского образования Нью-йоркского университета, я узнала, что в США существует такая профессия – «сертифицированная медсестра-акушерка». Лицензия акушерки позволяет им принимать роды самостоятельно, как на дому, так и в родильном отделении больниц. При этом, если беременность и роды протекают без осложнений, то врач при родах не присутствует вообще.

В России работа акушерок, работающих в роддомах, скорее напоминает работу американских медсестер родильного отделения. Мне захотелось узнать подробнее об официальных и реальных отличиях работы акушерки в США и России. Для этого я взяла интервью у своей американской акушерки, а также у знакомой акушерки в России.



ПРОДОЛЖЕНИЕ )

anna_egorova: (Default)
Я всегда считала, что "своего" врача нужно искать. И нужно его знать, и чтобы он тебя знал, знал твои желания и предпочтения. А особенно врач для ребенка. Это нужно не просто так, а на случай, если вдруг что-то серьезное произойдет и ребенок попадает в больницу или просто нужно какое-то серьезное лечение. Своему врачу нужно доверять.
Как доверять незнакомому человеку в таком случае - я не очень понимаю. Люди же ищут "своего" автомеханика, "своего" сантехника, ремонтников и так далее. Рекомендации просят. А врач, по сути - то же самое, только гораздо более серьезная ответственность - за жизнь и здоровье человеческое. Так тем более нужно его искать! Одна из причин недовольства медициной, мне кажется - потому что люди не тратят время на то, чтобы найти хороших врачей, когда все хорошо, т.е. заранее. Превентивно :)

Вот, например, наш педиатр. Я считаю, что нам с ней очень повезло, по крайней мере пока. Но нам не просто так с ней повезло - я долго искала и выбирала по интернету, читала отзывы и остановилась на ней. Потом мы пошли к ней, когда я еще была беременная, и я ей задала сто вопросов :) Ну и в первые месяцы осмотров я очень внимательно прислушивалась к тому, что она говорит.

У меня было несколько критериев, которым врач должна была удовлетворять - разделение прививок, отношение к антибиотикам, умение разговаривать с родителями и объяснять и выслушивать и принимать их точку зрения. Особенно мою точку зрения как медсестры :)

Как педиатр относится к вопросам воспитания ребенка, поддерживает ГВ или нет - меня волновало мало. Я об этом могу прочитать и в интернете. Для меня главное - как она будет лечить моего ребенка, если она заболеет. И в этом отношении наш педиатр пока полностью себя оправдала.

За последние два месяца у Юли лезли зубы и она то и дело болела, кашляла, сопливила. Мы были у врача 4 раза, и всякий раз я с подозрением ждала назначения антибиотиков. Но педиатр всякий раз слушала легкие, смотрела горло и уши и рекомендовала только промывания солевым раствором, ингаляциях и увлажнителе воздуха, а также по желанию лекарство от кашля, которое мы давали, когда приступы были особенно сильные.

На одном из приемов выяснилось, что у Юли очевидная ушная инфекция. Я тут же напряглась, когда педиатр взялась за рецептурный бланк и написала рецепт на антибиотик, потому что читала последние рекомендации, что неосложненные ушные инфекции не рекомендуют лечить антибиотиками. Но к моему облегчению, оказалось, что педиатр не хочет, чтобы мы использовали рецепт, а надо продолжать бороться с соплями и, если через неделю не поможет, тогда уже начинать принимать антибиотики.
В итоге через неделю на повторном приеме ухо у Юли оказалось чистым. Так что мы пока, слава Богу, обошлись без антибиотиков, и я считаю, это благодаря терпению нашего педиатра. 

Да, у нее есть свои минусы - когда на приеме много народу, она может забыть имя и возраст ребенка, не говоря уже об истории болезни. Но это надо просто учесть и приходить к ней после двух часов, когда на приеме никого нет, тогда она блестяще подготовлена. И вопросы на тему "как бы ребенок спал ночью лучше" я ей не задаю, потому что примерно представляю, что она ответит :) 

Но зато я знаю, что если не дай Бог мы попадем в больницу или потребуется какое-то серьезное лечение - я, в принципе, могу ей доверять.
anna_egorova: (nurse)
Мне кажется, наркозависимость - это заболевание в каком-то смысле тяжелее рака. И хотя я не знаю статистики, мне кажется, оно гораздо менее излечимое. И в добавление к этому на нем еще и мощная печать осуждения. Никто не осуждает больных раком, все их жалеют, но мало кто жалеет, а большинство людей (включая самых близких людей) так или иначе осуждают наркозависимых. Да что там говорить, подавляющее большинство докторов и медсестер, которых я знаю, осуждают их тоже, хотя их-то учили, что наркомания - это болезнь.

У меня вот пациентка сейчас, сорок шесть лет всего. Уже десять лет наркозависимость, с периодическими срывами. У нее забрали маленького сына, она побывала и в тюрьме, и в психушке, а теперь вот у нас (мы хоть и онкологическое отделение, но к нам всякие больные попадают порой), потому что помимо наркозависимости, она страдает депрессией и членовредительством и занесла себе инфекцию, расцарапав кожу до мяса. Множество раз она пыталась лечиться и реабилитироваться и всякий раз срывалась. Последний раз она сорвалась прямо сейчас и наширялась всем, чем только можно. А ведь ей только разрешили общаться с сыном. Теперь ей грозит лишение возможности его видеть навсегда.

Я с ней очень много разговаривала, и поговорим с такими людьми, понимаешь, что они так же, если не тяжелее, больны, как и мои онкологические пациенты. И почти никакой надежды на излечение. Если в онкологии постоянно какие-то прорывы и открытия, то в лечении наркомании, кажется, ничего нового особо нет.
anna_egorova: (nurse)
Нам на работе постоянно задают какие-то модули обучающие, чтобы, так сказать, повышать нашу квалификацию и качество ухода за больными.
На днях поступил новый модуль - уход за заключенными. Как будто в нашей маленькой городской больничке хоть раз в жизни бывали заключенные. Их всегда отправляют в большую больницу штата, где есть закрытые отделения. У нас-то все нараспашку, приходите кто хотите. И уходите тоже, у нас, бывает, больные убегают, даже код специальный есть на случай побега или попытки побега. Не место у нас заключенным.

Но знать должны. Оказывается, заключенных в больничке приковывают наручниками к кровати. Могут даже надеть кандалы для верности. Палата должна быть частная, и в палате постоянно находится вооруженный охранник тюрьмы. Чтобы не смущать больного, медсестры и врачи могут попросить охранника выйти во время медицинских и гигиенических процедур. Но охранник все равно обязан находиться поблизости, за шторкой то есть, или за дверью.

Посещения заключенных запрещены. Сообщать информацию по телефону родственникам и кому угодно запрещено. Передавать любые письма, записки и послания от заключенных и обратно запрещено. В палате нельзя оставлять потенциально опасные предметы, такие как пластиковые пакеты, ножницы, шприцы, бинты и так далее. 

Во время ухода за заключенными не рекомендуется смотреть им в глаза. Разговоры сводить к минимуму, на личные вопросы не отвечать. По имени не представляться, бейджики при входе в палату прятать, чтобы заключенный не знал фамилии. И вообще на морду - маску, на глаза темные очки

Отдельным пунктом указано, что заключенные - тоже люди (ну надо же!) и что если вам кажется, что с заключенным обращаются плохо, оскорбительно или не лечат его по стандартам отечественной медицины, нужно обратиться к начальству, чтобы те предприняли меры и права заключенного не нарушались.

Это то, что я запомнила. 
Эх, надеюсь, никому из нас никогда не придется быть заключенным, что тут сказать.

Profile

anna_egorova: (Default)
anna_egorova

March 2014

S M T W T F S
       1
23456 78
9101112 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:20 am
Powered by Dreamwidth Studios