anna_egorova: (help journal)
Друзья, в воскресенье 16 декабря мы с Владом и Юлей будем на очередной ярмарке издательства "Розовый жираф".
Ярмарка состоится по адресу 155 Bank Street, New York
В продаже - замечательные книги издательства на русском языке!
15% собранных средств пойдут на помощь подопечным "Журнала помощи"



Про книги издательства "Розовый жираф" можно почитать здесь
http://pgbooks.ru/books/
Информация про ярмарку на фейсбуке
http://www.facebook.com/events/218566134944865/ 

Если вы живете или у вас есть друзья в Нью-йорке и окрестностях, кому нужны хорошие детские книги (а книги действительно прекрасные!) и хочется одновременно перед Новым годом помочь больным детям, пожалуйста, приходите и пригласите друзей!

Надеюсь на встречу на ярмарке! Давайте знакомиться :)
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Дорогие друзья, проживающие в Нью-йорке и окрестностях,
В эту субботу 20 октября в Нью-Йорке по адресу Westbeth Community Room, 155 Bank Street, West Village (12 noon - 4 p.m.), пройдет благотворительная осенняя ярмарка в поддержку подопечных фонда "Журнал помощи".

Волонтеры фонда приглашают вас принять участие в конкурсе на лучший яблочный пирог и выиграть приз, в преддверии наступающих праздников выбрать подарок для друзей и родных, купить прекрасные книги детского издательства "Розовый Жираф", послушать выступление джазовой певицы Ланы Соколов и просто пообщаться.

А дети - дети будут рисовать ОСЕНЬ! Будет весело - приходите всей семьей! И пожалуйста, расскажите вашим знакомым в Нью-йорке!
Информация о ярмарке на Фейсбуке
https://www.facebook.com/events/480735585293431/
И у нас на сайте
http://helpjournal.org/index.html

Все собранные пожертвования пойдут в помощь подопечным фонда "Журнал помощи". Мы только что помогли Олегу Тамбовцеву и Андрею Слободянюку, и денег на счету фонда совсем нет. В данный момент нужна помощь Владу Брушко на курс лечения в Москве и Наташе Некрасовой на новую инвалидную коляску.
Мы вас очень ждем!
anna_egorova: (Default)

Дорогие нью-йоркцы, у нас 11 ноября вечером ожидается очень хорошее благотворительное мероприятие, с живой музыкой, в Манхэттене, пожалуйста, приходите!
Устраивает моя подруга. Я там тоже буду. Мы вас очень ждем, там будет хорошо!
Если вы не в Нью-Йорке, но у вас есть тут друзья или знакомые, то расскажите им, пожалуйста.

***
Благотворительный фонд Адвита США приглашает Вас на вечер, посвященный презентации книги Бродского "Баллада о маленьком буксире". Это редкое стихотворение для детей известного поэта, лауреата Нобелевской премии, вышло отдельной книгой в мае этого года к 70-летию автора в Москве, в издательстве Розовый Жираф (http://www.pgbooks.ru/ )

<Баллада о маленьком буксире> - особенная книга. Дело в том, что абсолютно все, кто помогал этому проекту осуществиться, стать книгой, которую можно держать в руках, делали это бесплатно. Потому что проект этот - благотворительный, в помощь детям с онкологическими заболеваниями.

Наследники Иосифа Бродского бесплатно передали <Розовому жирафу> права на публикацию. Художник Екатерина Марголис бесплатно сделала макет и иллюстрации, а также написала послесловие. Бюро <Виртуальная галерея> бесплатно подготовило книгу к печати в типографии. <Розовый жираф> купил бумагу, а московская типография <Новости> бесплатно напечатала тираж.

Все собранные от продажи книги средства перечисляются в фонды Подари Жизнь (Москва, http://www.podari-zhizn.ru/) и Адвита (Петербург, http://www.advitausa.org/?page_id=1855) на лечение детей с онкологическими заболеваниями.

Впервые издана книга, которую нельзя не купить.

Нельзя не купить, потому что это Бродский для детей. И потому что, покупая ее, Вы наверняка знаете, что помогаете ребенку, который очень нуждается в помощи. Конечно, мы надеемся, что выпуск книги привлечет дополнительное внимание к деятельности фондов - и люди продолжат им помогать, даже когда тираж будет распродан.

Пожалуйста, приходите! Пригласите Ваших родных и друзей!

Вечер состоится в четверг, 11 ноября, по адресу The Astor House, 130 East 80th Street, New York, с 18.30 до 21.30. Это будет теплый, добрый вечер для всех, кто любит поэзию, музыку и исскуство, и прекрасный повод помочь тем, кто в беде.

Стоимость билета--$75. Билеты можно приобрести по ссылке: http://www.advitausa.org/
Мы Вас ждем!

С уважением,
Ольга Нилова, устроитель вечера, волонтер фонда Адвита США
917-453-6185


anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Познала великую вещь - китайский массаж в настоящем китайском квартале Бруклина. Тот самый, за сорок долларов в час (при том, что дешевле 80ти баксов найти массаж где-либо в Омереке крайне сложно), в сумрачном самодельном салоне на втором этаже обшарпанного домика прямо под дребезжащим метро, которое юморные местные одесситы называют "минута молчания" (потому что когда оно проходит над головой, разговаривать бесполезно - тебя не услышат).

О как меня вздрючила эта китаянка, ни слова не знавшая по-английски и явно не имевшая американского массажного сертификата! Она сделала из меня отбивную, шашлык и фарш в одном флаконе. Она вымешивала из моих мышц какую-то страшную смесь, била кулаками и топтала ногами, вцеплялась ногтями, вгрызалась в самую глубину моих болезных мышц и находила такие точки, о существовании которых я даже не подозревала. В какой-то момент она стала снимать обувь, и я уж испугалась, что она будет меня бить своими тапочками. Но она залезла сверху и отмутузила коленями и локтями со всех возможных поз и, хотя я подозреваю, вся эта сцена со стороны выглядела в высшей степени неприлично, я вышла оттуда новым человеком.

Ох до чего же я уважаю массажистов. Благословенный труд.
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
В рамках курса по охране общественного здоровья я впервые в жизни столкнулась с удивительным нью-йоркским явлением, о котором, думаю, многие жители Нью-Йорка даже не подозревают. Это явление называется "Single Room Occupancy Housing". На русском даже не знаю, как назвать, но по сути это - приют. Я их для себя назвала "номера".

Single Room Occupancy (SRO) находятся по всему городу, в самом центре Нью-Йорка, в суетливых и дорогущих бизнес-районах - на Таймс Сквэр, например, их как минимум три штуки. Чаще всего это бывшие гостиницы, которые перестали быть гостиницами и перешли во владение города. Но поскольку они были гостиницами, то жилье в них - это не квартиры, а отдельные комнаты с душем и туалетом и малюсенькой прихожей.

Раньше такие комнаты снимали молодые одинокие работающие люди среднего класса, студенты, сезонные работники, которым удобно жить в центре (поближе к работе) и которым не нужны большие квартиры с кухней, потому что они все время работают, тусуются и едят в кафе. Потом мода на такие мини-жилища прошла, и многие бывшие гостиницы по дешевке сдали свои здания в аренду городу. А Нью-Йорк - город высоких идей. И большого количества бездомных. И город постоянно пытается найти этим бездомным дом. В городе множество городских и церковных приютов. В одном из таких приютов я даже волонтерила какое-то время по ночам.

Как вы думаете, что город сделал с бывшими гостиницами с одноместными номерами? Правильно, он поселил туда бездомных.

В каждой такой бывшей гостинице прямо в центре города живет теперь от 100 до 250 бывших бомжей (чаще всего уже в престарелом возрасте). Обычно их находят в разных бесплатных столовых, где социальный работник с ними разговаривает и предлагает возможность обрести свое жилье. Кто соглашается - тому нужно заполнить всякие документы, пройти какие-то формальности - и они получают маленькую комнатку в полноправное владение (за исключением одного правила - они не имеют права ее сдавать и продавать).

Большинство жителей SRO - алкоголики и/или наркоманы (бывшие или настоящие). Многие когда-то сидели. Почти у всех - целый букет разнообразных заболеваний, включая СПИД, эмфизему, полиорганную недостаточность и тяжелые психические расстройства. К зданию обычно прикреплена медсестра, которая следит за физическим здоровьем жителей, проводит ликбезы по здоровому образу жизни (практически бесполезные), когда надо, направляет их к врачу, или решает вопрос о госпитализации; социальный работник, который занимается финансовыми вопросами и пытается устроить тех, кто физически и психологически в состоянии, на какую-то работу; и психолог-консультант по химической зависимости, который занимается наркоманской частью жизни обитателей.

Еще в здании обычно есть бесплатная столовая, в которой, помимо обедов для обитателей здания, обычно еще питаются окружающие бездомные, которым повезло меньше и которым не досталось комнаты.

Какое-то время торговля наркотиками и проституция процветали в самих SRO, пока город не ввел правила и санкции, в виде охранника на входе и риска лишиться чудом обретенного жилья. Многие жители SRO сидят на метадоне (это легальный заменитель героина в развитых странах, не дающий слезть с зависимости, но дающий возможность не связываться с криминалом). Есть и такие, кто по-прежнему находит героин, т.к. когда город им выдает жилплощадь, он не ставит никаких условий вроде обещаний перейти на легальную метадоновую поддержку. Те, кто продолжает рыскать по городу в поисках героина, иногда пропадают бесследно, и их комнаты какое-то время пустуют. Потом туда заселяют кого-нибудь еще.

В восьмидесятых годах маленькие комнаты в центре города снова резко взлетели в цене. Некоторые владельцы SRO перестали сдавать свои здания городу, и таким образом бездомные снова оказались на улице. Слава Богу, что не все. Некоторые города обязали владельцев отдавать часть площади под SRO и запретили использовать их в туристических и коммерческих целях, взамен давая владельцам льготы.

Поэтому когда вы гуляете по центру Нью-Йорка, не думайте, что вокрут вас в высоченных, горящих неоновыми огнями небоскребах, сидят одни миллиардеры, распиливающие свои миллиарды. Это только частично правда :)

Кому интересно - вот одно из таких мест буквально в полшаге от Таймс Сквэр. Там еще видео очень трогательные есть.

***
ПОМОГИТЕ АЛЕШЕ ЛЕВАНТУЕВУ ПОБЕДИТЬ БОЛЕЗНЬ!
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Пациенты бывают легкие, тяжелые и очень тяжелые. Еще бывают критические, но их обычно в реанимацию переводят. А у нас в онкологии - в основном тяжелые и очень тяжелые. Легкие пациенты в США (тут их называют benign - в переводе "милостивый" или "доброкачественный") обычно лечатся не в больнице, а амбулаторно, приезжают на химию на день, получают вливание и уезжают. А к нам они попадают, если у них начинаются осложнения и они становятся тяжелые, или если им нужна трансплантация костного мозга, или у них много сопутствующих заболеваний и при лечении рака за ними нужен постоянный присмотр.

Чаще всего у нас в отделении творится сумасшедший дом, не присесть. Постоянно какие-то срочные и плановые процедуры, установки катетеров, химия, трансплантация костного мозга, синдром распада опухоли, нарушения обмена веществ, синдром приживления трансплантанта, аплазия, переливания крови, инфекции, обеспокоенные семьи и десятки культурных групп. Я там всего четыре месяца работаю и уже принимала участие в лечении выходцев из Афганистана, Вьетнама, Грузии, Израиля, Индии, Китая, Кореи, Японии, Ливана, Египта, Греции, Тайваня, Филиппин, Шри-Ланки, Ганы, Великобритании, Ирланции, Франции, Гаити, Египта, Германии, России, Украины, ЮАР, Болгарии, Югославии, Польши, Доминиканской Республики, Мексики, Бангладеша, Канады, Карибов, Пуэрто-Рико, Ямайки, Бразилии, Колумбии, Перу, ну и самих омереканчегов, конечно. Нью-Йорк, понимаешь :)

Еще к нам часто поступают "срочные" из скорой помощи и приезжают пациенты, которые уже были переведены на хосписное лечение на дому (то есть - умирающие), но когда им стало плохо, они испугались оставаться дома и приехали в больницу.

Слава Богу, что Омерека - относительно гуманная страна и медсестрам в онкологических отделениях достается не более шести подопечных пациентов за смену. Чтобы, значит, и качество лечения обеспечить, и медсестру не угробить. И работают медсестры по 12 часов, а не сутками. И то тяжело. Я после двенадцати часов такой круговерти засыпаю уже в автобусе по дороге домой.

Но иногда (ОЧЕНЬ редко) бывает и такое, что пациенты у нас - относительно "легкие", точнее - они у нас уже не первый раз, все их знают, и осложнения у них относительно предсказуемые. Тогда в отделении онкологии начинается веселье. Как вот сегодня. Врачи попивают кофе, пациенты ходят в гости к друг другу и на медсестринский пост, медсестры играют в прятки, ползая на карачках под столами на посту, пишут пациентам смешные записки, гуляют с ними под ручку по коридору, бегают на улицу смотреть на первый снег и все вместе развешивают украшения к Новому году. А на магнитной доске, где отмечены, кто из медперсонала за кого из пациентов отвечает, всем даются клички типа "Сандра-пролежень", "Дэн-илеоколостомия" и "Доктор Отт-клизма".

Вот всегда бы была такая работа :)
anna_egorova: (Default)
В библиотеке нашего университета вчера очередной несчастный студент совершил самоубийство, прыгнув с десятого этажа в холл.

Года не проходит, чтобы в этой библиотеке кто-то не покончил с собой. В 2003 году там поставили защитные стены из органического стекла, но это самоубийц не останавливает. Они через них как-то перелазят.
Какое-то гиблое местечко эта библиотека. Хотя раньше я очень любила в ней болтаться по ночам.

Правда, теперь у меня семейная жизнь, и по ночам я болтаюсь в постели, как положено порядочной женщине :)
А бедный этот студент как раз ночью в библиотеку пришел и покончил с собой. Может, ему не к кому пойти было?

А еще говорят, что попасть в Нью-йоркский университет - мечта любого омереканского студента.
Такие вот дела.
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
За последний месяц в рамках курса по охране общественного здоровья мы организовали и провели с десяток акций по вакцинации населения от гриппа. Последняя акция была сегодня в нью-йоркском Китай-городе. Китай-город в Нью-Йорке - это вам не в Москве. Тут РЕАЛЬНО ЖИВУТ КИТАЙЦЫ. КУЧА китайцев. Это такой мини-Китай, дешевый и грязный, с китайскими рынками, китайскими кафешками, где можно поесть за два доллара китайскую лапшу из огромного чана, и переулками, в которых ТАК воняет рыбой, что мне становится дурно. В общем, как вы поняли, я не фанатка Китай-города. Хотя мне нравится, что из Китай-город хотят автобусы в Бостон, Вашингтон и Чикаго за очень маленькие деньги - ниоткуда так дешево и комфортно не уедешь.

Ходят слухи, что в некоторых строениях в Китай-городе тысячи человек до сих пор люди живут как гастарбайтеры в Москве - по 7-8 человек в комнате в антисанитарных условиях.

Не знаю, правда ли это, но китайцы произвели на меня неизгладимое впечатление. Несмотря на то, что их пришло на акцию больше пятисот человек за четыре часа, это была самая организованная группа из всех прививочных, которых я видела.

Очередь выстроилась неимоверная и стояла с улицы - сначала за регистрацией и номерками, потом за опросником (каждому получающему прививку задают десяток вопросов, чтобы убедиться, что прививку ему колоть можно), а потом за получением самой прививки. Но при этом был потрясающий порядок. Никто не жаловался и не ворчал, и не пытался качать права, скандалить или пролезать вне очереди (как это делали на всех других акциях среди бело-черного населения Нью-Йорка). Даже те, кто по ошибке затерялся в очереди (ну вы представляете, сколько там было похожих имен и как сложно было иногда найти какого-нибудь Ли Вонг Чена), не выражали никакого возмущения. Все просто сидели и спокойно и молчаливо ждали. Было тихо и мирно, никаких громких разговоров, и я даже не потеряла голос к концу акции (а обычно стоит такой гвалт, что организаторам приходится орать, чтобы их хоть кто-то услышал).

Одновременно сто человек в очереди - и ни слова жалобы, несмотря на то, что кому-то пришлось ждать два часа почти. Потрясающее терпение. Все только улыбались ласково, когда из вызывали к столику, и пробирались, опираясь на свои огромные китайские зонтики и радостно размахивая номерком. Было очень много старичков, которые приводили члены семьи (в отличие от американских старичков, которых приводят в основном нанятые сиделки). Несмотря на то, что мало кто говорил по-английски, китайцы довольно ловко отслеживали свои номера в очереди, протягивая их мне, чтобы я сразу вычислила, кто следующий. Еще были китайские волонтеры, которые нежно и под ручки сопровождали старичков до нужного места. Вообще, в этой акции было очень хорошо видно, КАК уважительно относятся к старикам.

А уж слово "спасибо" по-английски знали все китайцы и благодарили не жалея "теньк-ю, теньк-ю, теньк-ю". Я, к сожалению, в суете успела только выучить один вариант благодарности на китайском - "се-се". А у них там столько диалектов, что я даже не запомнила, какой это был вариант - кантонский, мандарин или какой-то еще.

В общем, я покорена. Да здравствуют китайцы, чтоб им никогда не болеть никаким гриппом :)
anna_egorova: (Default)
Так хочется о многом написать. Например, я недавно впервые увидела, что значит "Поседел за день". У нас пациент есть, молодой еще, лет 50 всего, у него очень сильные боли, у нас тут их называют "невозможные" - в смысле невозможно подобрать лечение. И это в Омереке, где наркотические обезболивающие в любом виде, сочетании и почти в любых дозах подбираются индивидуально специальными докторами, которые называются "команда управления болью" (pain management team). Вот уж точно - невозможная боль, когда целая команда специально обученных людей не может с ней справиться. В конце смены начался болевой кризис, он так кричал, что боялись - умрет, все показатели упали, отделение сбежалось, уже готовы были реанимировать. Прихожу на новую смену, оказывается, удалось подобрать нужное сочетание обезболивающих. И мужик живой, даже лучше ему, но СОВСЕМ СЕДОЙ, и волосы, и борода.

Об операции по установке плеврального дренажа (такая трубка, выводящая жидкость из плевральной полости), которую в Омереке делают под местным наркозом (ну как зуб удалить), и как орал тот мужик, которому ставили этот дренаж у нас в отделении, что было ощущение, что мы в военном госпитале в старинные времена, до изобретения наркоза, и кому-то из солдат отрезают ногу.

Про "Раковый корпус" Солженицына.

Или как я иду по тридцать четвертой улице, там есть такой старичок в оранжевом плаще, который продает жареные орехи в меду. А около метро все время сидит негритянка и раскрашивает красками разную старую одежду и вещи. Она берет кисточку, окунает в краску и делает крапинки на одежде, потом берет другой цвет и снова делает крапинки, и у нее получается плащ весь в разноцветную крапинку. Так она исполняет в крапинку целый натюрморт - стул, стол, тумбочку брошенную, какие-то старые штаны и ботинки и даже метлу, выставляет на тротуар, и все это стоит крапчатое такое, а люди проходят мимо и удивляются. Она ничего не продает и денег за свое творчество странное не берет, просто так аккуратно день за днем окунает кисточку в разные краски.

А около университета на перекрестке стоит каждое утро карлик и кричит, когда машины подходят, чтобы оболтусы-студенты осторожнее были, или даже просто сам бросается на дорогу, чтобы машины остановились. Он там не работает, просто так стоит, по собственному желанию. Его все знают, и никто не обращает на него внимания. Говорят, он психически больной, а ведь кто знает, сколько народу он реально спас на этом дурацком опасном перекрестке, где толпа безалаберных студентов и несущиеся машины?

А еще у нас соседка есть, одинокая бабуля. Она живет на первом этаже, мы часто мимо ходим и видим, что она сидит совсем одна и смотрит телевизор, или стоит у окна и машет рукой проходящим мимо людям. Я попыталась к ней зайти и познакомиться, и предложить помощь, и даже телефон оставила, а она не звонит, и я думаю - зайти еще раз или не надо навязываться? А вдруг человек загибается от одиночества, но тоже боится кому-то навязаться?

Или о том, что иногда кажется, что жажда творчества внутри совсем заглохла, что нет больше вдохновения никакого, никуда не хочется рваться, да и чувства ко всему окружающему миру как-то притупились, потеряли яркость, и хочется только спокойно делать, что потребуется - ну там писать письма донорам, заботиться о больных, какие будут, отвечать на десятки медицинских вопросов в день, учиться бесконечно...

Но потом я иду на хор колоколов в нашей церкви через дорогу, и это "кажется" проходит. Пока только на двух репетициях была, но это такая красота, что хочется приходить хоть каждый день. Церковное пение - это волшебно, но церковный колокольный хор - это чудо просто. Ты держишь в руках два колокольчика или колокола побольше, всего две ноты из трех октав, и надо читать ноты, искать там свои и в нужный момент специальным образом ударять в колокол. И мы стоим в храме перед алтарем в полумраке и звоним в колокола. И возвращается и яркость мира, и жажда творчества, и вдохновение, и способность летать ночами.

О том, что 20 сентября было два года, как Димки не стало.
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
В рамках курса по эпидемиологии и охране здоровья населения нам приходится много лазить по Нью-Йорку.
Идем такие не спеша себе по Ист Сайду, расслабленные, охраняем население, я, как обычно, разглядываю облака и выдумываю из них разных зверей, никому не мешаю - и тут вижу на крыше обычной семиэтажки ВОТ ТАКОЕ:






Фотки не мои, потому что если честно, я чуть в обморок не упала и забыла о фотоаппарате :) Пришлось опрашивать охраняемое население, не глюки ли у меня и видят ли они то же самое. Но шестиметровый Ленин, с вдохновленным лицом простерший руку в сторону центра Манхэттена, оказался абсолютно реальным. Как пишет Нью-Йорк Таймс, статУй был найден после развала совка на подмосковной даче, и какой-то увлеченный художник привез его в Омереку.

Вот так-то! Достопримечательность :)
Предупреждать надо, меня чуть кондратий не хватил!

anna_egorova: (Default)
Почему люди (особенно городские) любят лето и так его ждут? Может, потому что с детства привыкли, что лето - это каникулы? Или потому что тепло? Но ведь большинство городских жителей все равно летом работает, ну, отпуск пару недель, это же фигня. И погодой хорошей особо не насладишься. И вообще, какая погода?? Лето в городе - это гадость.

Я, например, равнодушна к лету совершенно. Что в Москве, что в Нью-Йорке лето - это душная, липкая, противная баня. Ну, в Нью-Йорке, пожалуй, поприятнее, потому что тут хоть воздух выхлопами не так загажен. В Москве летом ведь сдохнуть можно.
Зато в НЙ везде кондиционеры, и то и дело прыгаешь, весь взмокший и липкий, из духоты и жары каменного мешка улиц или станций метро в ледяную атмосферу вагонов, автобусов, аудиторий и магазинов, где тебя начинает трясти от холода через пять минут. В итоге все лето я постоянно простужена и кашляю как заведенная. Да и даже когда погода прекрасна, насладиться ей все равно особо не получается - работать надо.

В общем, я жду наступления настоящего лета в Нью-Йорке с ужасом. Весь июль и август можно будет подыхать. Поэтому пока что радуюсь каждому новому холодному и дождливому дню.

Зато я очень люблю осень, весну и зиму. Люблю, когда прохладно или даже совсем холодно, и дожди-снега. Хочу, чтобы дождик не кончался и было плюс четырнадцать! Идеальная погода!
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Извините за тупой вопрос, но мне, видимо, еще далеко до компетентности в культурно-этнически-религиозных вопросах. Или я недостаточно долго живу в Нью-йорке :)

КАКИМ ОБРАЗОМ евреи прицепляют кипы на лысую голову???
Меня мучает этот вопрос, а спросить напрямую стесняюсь :)
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Весна в Нью-Йорке. Молодые нью-йоркцы гоняют на скейтах и загорают на полянках, пожилые режутся в шахматы и домино на время, а на улицах поют. Чувачки собрались просто - попеть вместе. Народ собрался вокруг - подпевать. И такая красота, что хочется всех их обнять :)




anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Я идеально ассимилировалась в Нью-Йорке. Бегаю по Центральному парку, раз в две недели тащу мешок с грязным бельем в прачечную, по утрам пью кофе на пересечении Сорок Второй улицы и Таймс Сквэр, заигрываю с водителями автобусов, перебегаю улицы на красный свет прямо перед аккуратно уступающими скрипящими зубами таксистами, гоняю на велосипеде по встречной полосе и складываю свой пакет с мусором в общую аккуратную кучку на тротуаре. Мне не хватает только собачки на поводочке и в костюмчике. А вот авоська для продуктов (такие нью-йоркцы таскают в магазин, чтобы типа беречь окружающую среду) уже давно есть.

Только иногда, бывает, раненько с утра, сонно потряхиваясь в метро, вдруг отрываюсь от учебника, оглядываюсь и понимаю, что я в этом вагоне - единственный белый человек  такая бледная поганка, только тогда слегка обалдеваю, не потому, что это удивительно, а потому, что я совершенно перестала этот факт замечать и совершенно не чувствую себя белой вороной, как поначалу, а чувствую себя как рыба в воде.
anna_egorova: (dance shadow)
Когда я вижу что-то такое волшебное в грязном нью-йоркском метро, у меня ощущение, что это ангелы спускаются в подземелье, причем специально для меня. Потому что я их так жду :)




anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
В Нью-Йорке в общественных местах регулярно проводятся пожарные учения. Обычно это выглядит так: середина рабочего дня (или лекции), начинает звенеть сигнализация - и хоть кол на голове теши, но нужно сматываться из здания. По этажам начинают гонять ответственные лица и огромные пофигистичные пожарники, погребенные под собственной амуницией, покрикивая и выгоняя запоздавших. Хотя никто и не сопротивляется. Все все знают про пожарные учения, но при этом послушно собирают вещички и сваливают, хохмя и радуясь неожиданно привалившей свободе. После пожарных учений посещаемость резко падает :)

На английском EVACUATION означает не только эвакуация, но и опорожнение кишечника (Bowel evacuation).
Народ полз вниз по лестнице и похабно шутил на соответствующую тематику. Осторожнее, идет эвакуация кишечника :) Медики идут :)

А я вот думаю - а ведь если настоящий большой пожар, с огнем и дымом - мы ведь не успеем эвакуироваться. Старинное здание, в котором у нас проходят лекции, обладает длиннющими и ОЧЕНЬ узкими лестничными пролетами (его девять этажей - как наши двадцать). Здание совершенно неприспособлено к нескольким тысячам студентов, которые в него набиваются в течение дня. Во время учебной эвакуации на лестнице выстраивается безумная пробка минут на двадцать. Дополнительных пожарных лестниц нет. Лифтами пользоваться во время пожара запрещено.
Короче, если будет пожар настоящий - верхние этажи просто задохнутся. Без шуток. Все эти пожарные учения - глупые игрушки, которые, по-моему, не имеют смысла, когда изначальные условия почти гарантируют всеобщее удушье.
anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Сегодня у меня был рекордный забег - 24 километра по Манхэттену. Сначала по парку, потом вдоль Гудзона, потом вдоль Восточной реки вдоль Бруклинского и прочих мостов и обратно по парку. В общем, обогнули остров по южной оконечности. За два с половиной часа. Я довольна как слон, хотя скорее, как антилопа гну :)

Приближаемся к Empire State Building (тот самый самый высокий небоскреб в НЙ, где я никогда не была)



А это уже на финише.



Я теперь прямо-таки официальный атлет - все результаты записываются в общей базе :)

А вот тут - рассказ о том, ради чего я это все делаю
anna_egorova: (Ежик со светильником)
Вид из окна нашей больницы в Нью-Йорке.
Крыши домов, лесенки эти нью-йоркские, птички, как дурные, туда-сюда носятся, метро ползет, небо голубое, парк зимний вдали - такое все простенькое-серенькое.

Мы подумаем - просто симпатично (или даже не очень, кому как), а для наших лежачих больных это единственное, что они видят месяцами, кроме врачей и сестер и всяких аппаратов.  Они просят им открывать занавески и смотрят по многу часов иногда. Порой это их последний вид.

Когда это осознаешь, каждый отдельный вид, который открывается взгляду ежесекундно, становится уникально-прекрасным.

anna_egorova: (я и мой воображаемый кот)
Да, я уже больше полугода живу в Нью-Йорке и ни разу не забиралась ни на один небоскреб, не видела статую Свободы (даже не представляю, где она находится, если честно, она точно в Нью-Йорке?) и не была на Брайтон Бич.
И если честно, не очень-то и тянет.

Зато я регулярно езжу в соседний штат Нью-Джерси гуляю по самым зашоренным районам Гарлема и Бронкса. И мне там нравится.

Кажется, пора признать, что я извращенка.

И еще мне постоянно кажется, что чтобы попасть к океану, нужно идти на запад, хотя я уже живу на Атлантическом и он с восточной стороны, а на западе - речка Гудзон. Запуталась в сторонах света :)

А вот, кстати, и океан. Тихий.

36.64 КБ

Вчера у меня был закат на Тихом, а сегодня уже на Атлантическом.
Неплохо бы было завтра оказаться на Северном Ледовитом, например :) Только ненадолго!
anna_egorova: (Default)
Волонтерю с недавних пор в церковной ночлежке.
У меня там появились друзья. Роджер, Януш и Майк*

Роджер всю жизнь работал на заводе, таскал какие-то тяжелые плиты. Упал на работе, сломал запястье правой руки. Получил пособие по инвалидности. Прошло уже три месяца, рука зажила, но очень болит - физическую работу выполнять невозможно. С женой Роджер разведен, дочери взрослые, обе замужем, и жить у них нельзя - мужья не пускают. Пособие по инвалидности маленькое, на еду хватает, а чтобы снять комнату - нет. Роджер очень любит медицину, просит меня послушать его легкие и сердце по утрам, учит других бездомных, что нужно есть яблоки и пить апельсиновый сок, потому что там витамин С, а клюквенный морс - еще и потому, что он помогает при урологических инфекциях. Еще у Роджера титановое колено, и второе колено тоже нужно искусственное ставить, Роджер уже с трудом ходит. Пытается придумать, где можно найти работу со своей больной рукой и без образования.

Майк - черный. У него умственная отсталость, и ему очень тяжело учиться. Раньше жил с мамой, но мама умерла, и Майк оказался на улице. Сейчас Майк работает в каком-то магазине разносчиком и одновременно ходит в школу - пытается научиться читать. Ему говорят, что читать он научится, но нескоро. Зарабатывает, соответственно, недостаточно для того, чтобы снять жилье.

Януш - поляк, совсем молодой (29 лет), приехал в Америку с матерью в подростковом возрасте. Мать вышла замуж и отчим выгнал Януша из дома. Он учится в техникуме с 9 до 17, подрабатывает, но жить негде. У Януша нет даже пальто зимнего, а в Нью-Йорке очень холодный ветер.

Все они должны каждый день приходить в распределительный центр и там отмечаться в надежде на то, что им дадут место в церковной ночлежке, потому что в городских, куда принимают всех подряд, много наркоманов, алкоголиков и сумасшедших, там воруют или отнимают и те небольшие деньги, что удается заработать. А у церквей ночлежки чистые и небольшие - в нашей всего десять человек на ночь можно взять. Но в церковную ночлежку попасть не так легко - они почему-то берут только "чистеньких" - у кого проверена кровь на содержание наркотиков и нет активного туберкулеза.

Если мест в церковных ночлежках нет, то приходится спать в распределителе на пластиковых стульях. Слава Богу, не выгоняют на улицу. Хотя вот Януш полгода ночевал на стуле, потому что в ночлежку идти было стыдно. Первый раз пришел недавно (Роджер уговорил) и выспался наконец.

Для устройства ночлежки нужно в церкви выделить помещение, которое можно освободить на ночь, купить десяток раскладушек или просто матрасов, и постельное белье. Волонтеры приходят вечером, разбирают раскладушки и стелят, а также готовят простенький перекус - бутерброды, кофе. И ночуют прямо в той же комнате, за ширмочкой, на таких же раскладушках. С утра снова делают кофе с булочками и убирают раскладушки на место. Собственно, все.

Все они бездомные недавно, очень растеряны и очень надеются вернуться к нормальной жизни. Не общаются с теми, кто стал бездомным из-за лени или "по призванию" (такие тоже есть). Никакой поддержки семейной у них нет. Все время через три предложения повторяют - мы вот выбьемся и снова заживем по-человечески.

*имена изменены

Profile

anna_egorova: (Default)
anna_egorova

March 2014

S M T W T F S
       1
23456 78
9101112 131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:21 am
Powered by Dreamwidth Studios